Обжиг в русской печи



Большинство народных глиняных игрушек проходили обжиг не в горнах, а в русской духовой печи. Обычно игрушки в русской печи обжигали во время очередной топки. Зачастую тут же на поду стояли горшки, в которых варилась пища. Но одно другому не мешало. Игрушки плотно устанавливали на железный противень и отправляли в печь. Сначала их около часа выдерживали в стороне от огня, давая возможность как следует просохнуть, а потом ставили противень на горящие дрова.

Обычно, чтобы обогреть помещение и сварить пищу, русскую печь топят три-четыре часа. Этого времени вполне достаточно, чтобы игрушки не только раскалились, но и пробыли в этом состоянии значительное время.

Вынимали игрушки на другой день после остывания печи. Если по какой-либо причине обжечь игрушки во время топки не удавалось, их обжигали после нее на раскаленных углях. Пылающий жаром уголь сгребали в одну кучу, на которую ставили противень. Затем подгребали к нему со всех сторон оставшийся уголь и присыпали золой.

Закрыв трубу и заслонку, игрушки оставляли в печи до утра. Чтобы не угореть, трубу закрывали только тогда, когда над углем исчезали окончательно голубые язычки пламени, а сверху появлялся легкий налет золы.

Обжиг в русской печи посуды

Для обжигания горшков и другой глиняной посуды русскую печь топили специально. Скорее всего горшок из приводимой выше загадки побывал «на пожаре» именно в русской печи. Самый простой способ обжига заключался в следующем. В печь укладывали дрова, а сверху на них размещали предназначенную для обжига посуду. Чтобы случайно не повредить сосуды, дрова во время топки подкладывали очень осторожно.

Печь прекращали топить, когда температура в ней поднималась до 900°С и выше, то¶есть когда сосуды раскалялись. Температура в русской печи падает очень медленно, поэтому сосуды оставались раскаленными в течение нескольких часов, а остывали только на следующий день к обеду.

При другом способе посуду обжигали не «навалом», а расставляли на поду печи в определенном порядке. Известны два варианта размещения посуды в печи. При первом — высокие сосуды, например крынки, ставят на кирпичи, положенные в два ряда вдоль топки. Затем сверху под наклоном и горлышками вниз устанавливают на каждом сосуде еще по два. Причем один из верхних сосудов должен упираться в свод печи, а другой — на такой же наклонный сосуд, только находящийся в соседнем ряду.

Поверх перекрытия из наклонных горшков порой загружались «навалом» остальные сосуды. При таком расположении между сосудами образовывались промежутки, в которые укладывали дрова во время топки.

Второй вариант размещения сосудов более простой. Сосуды устанавливаются друг на друга в несколько рядов у стенки топливника, а рядом с ними, ближе к устью, загружали дрова. Разумеется, топить печь, в которой установлена сложная конструкция из посуды, нужно было очень осторожно. На первом этапе обжига посуду нагревали очень медленно, разжигая небольшие костерки из сухих, но не дающих много жара дров — ели, осины, ивы.

Когда же посуда в печи после двух-трех часов хорошо прогревалась, тогда в ход шли дрова, дающие много тепла, — ольха, береза, дуб, древесина погибших фруктовых деревьев (яблони, груши, вишни). Когда посуда накалялась, переходили на нежаркие дрова и постепенно прекращали топить совсем. Как и при любом обжиге, посуде давали медленно остынуть вместе с печью и только после этого извлекали ее на свет божий.

Также на сайте:



Лепка из жгутов

Техника лепки сосудов из глиняных жгутов была известна еще в каменном веке. Прошли многие тысячелетия, но она до сих пор используется мастерами при лепке уникальных фигурных сосудов. Особенно она незаменима при изготовлении крупных сосудов, которые невозможно сделать на гончарном круге. Так лепились, например, достигающие двухметровой высоты сосуды для воды и вина, так называемые пифосы, получившие широкое распространение в Древней Греции.



Муравленные изразцы

В конце первой половины XVII века начали вырабатываться красные изразцы с узкой контурной рамкой, шириной около 1см, названные узкорамочными. Незначительное на первый взгляд новшество позволило отказаться от применения перемычек, что сократило количество изделий печного набора, но привело и к определённым недостаткам во внешнем виде печей: утрате барельефного характера печного зеркала и появлению широких глиняных швов между изразцами.