Уральский изразец



В каждом районе, городе существовал свой традиционный узор, свои излюбленные сочетания красок. Так и изразцы, выполненные уральскими мастерами, имеют свои характерные особенности. В Прикамье изразцы появились в последней четверти XVII века. Изделия уральского керамического производства украсили соборы Соликамска и других старых уральских городов. До сих пор они сверкают яркими красками на фасадах Богоявленской церкви, северного крыльца Троицкого собора в Соликамске, церкви в селе Ленва, часовни Спаса – Убруса в Усолье.

Четкие упругие линии рисунка при невысоком рельефе, гармоничная композиция, чистый зеленый цвет с неожиданными всплесками голубого и желтого – всё это характерно для изразцов, производившихся на Урале.

Сюжет рисунка изразцов Богоявленской церкви и Троицкого собора напоминает балахинские кафли. Любопытно, что рисунок часто совпадает полностью, но даётся в зеркальном отражении. Это, видимо, связано с тем, что строители завезли с собой готовые образцы и использовали их при изготовлении новой формы.

На балахинских кафлях часто рисовали крупную птицу с открытым клювом – оглядыш. Она оглянулась – повернула голову к летящей крохотной птичке, вестнику. Оглядыш есть и на соликамских памятниках, но вестника на них нет, видно потерялся в дороге. На других плитках птица неясыть, по легенде выклёвывающая свою грудь, чтобы накормить птенцов. Присутствует на изразцах изображение ворона, несущего в лапе початок, другой лапой опирающегося на какой-то причудливый цветок. Есть здесь заморская диковина – индюк и сказочная жар-птица.- павлин с распущенным хвостом.

Каждая из птиц стоит в центре плитки, в рамке из затейливого растительного орнамента. Рисунок рамки продуман так, что при раскладке изразцов вперемешку все завитки объединяются в общую композицию. По замыслу мастера, отдельные кафли, складываясь вместе составляют непрерывную красочную ленту – раппорт. Ленты опоясывают храм в два, три яруса, и дают при солнечном освещении впечатление нарядности, праздничности.

Уникальный и не имеет себе подобных в русской архитектуре изразцы часовни Спаса –Убруса, построенной во второй половине XVII века. На них изображен излюбленный в народном искусстве мотив – вещая птица Сирин, полудева, полуптица, родная сестра сладкозвучных сирен классической Эллады. На Руси мифологическая Сирена зажила самостоятельной жизнью. Образ птицы-души – райской птицы Сирин встречается в произведениях древней письменности; на золотых ювелирных изделиях; на расписных деревянных прялках Севера; в керамике многих Строгановских построек XVII –нач. XVIII веков.

Усольская птица Сирин отличается от всех известных русских изображений. Она как бы вновь обретает черты мифической Сирены – это трубящая птица с девичьим лицом, с короной на голове. Недалеко от часовни, на месте бывшего села Ленва, стоит каменное здание Троицкой церкви. Фасады этой церкви также богато отделаны цветной керамикой. Абсолютный вкус, чувство формы и цвета делают пермские изразцы настоящими произведениями искусства.

Из изразцов Соликамского производства сохранились также отдельные изразцы и многоизразцовые печные клейма, хранящиеся в местном краеведческом музее. Клейма, близкие по времени их изготовления к началу XVIII века, не имеют росписи, в то время как у более поздних всё свободное от рельефа поле изразцов заполнялось примитивной синей росписью. По своей композиционной структуре они очень близки к аналогичным балахинским и московским печным клеймам.

Соликамских печей первой половины XVIII века не сохранилось. Многоизразцовые клейма в местном музее и несколько фотографий с утраченных печей дали возможность выполнить их реконструкции. В фондах Екатеринбургского краеведческого музея хранится ряд изразцов, среди них несколько предметов печного набора, привезённые из Соликамска. Стенные изразцы, изразцы из пояса печи, а также отдельные колонки имеют белый фон, примитивную роспись голубой и синей эмалью.

Хранятся здесь и изразцы, повторяющие широко распространённые на Руси мотивы, о которых говорилось в предыдущей главе. Это рельефные изображения сказочного животного – лютого грифа и воинственного всадника, по видимости, Александра Македонского, так как голову его венчает корона. Изразцы квадратной формы, с внушительными размерами 37х37, имеют пояснительные надписи. Покрыты они разноцветной поливой.

Имеются также изразцы, снятые в самом Екатеринбурге, вероятно, изготовленные здесь же, это гладкие без рельефа изразцы. Скромно украшены незатейливым орнаментом синего цвета изразцы из пояса и козырька печи, а стенной и угловой изразцы имеют лишь узкую рамку. Фон, как и у соликамских изразцов – белый. Вынуты все эти предметы из одной печи, о чем говорит единая цветовая гамма и одинаковое композиционное решение всех кафлей.

О том, что в Екатеринбурге было собственное керамическое производство, свидетельствует запись в каталоге Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки 1887года. Старинное уральское производство стало основой для последующего развития керамики. Фарфоро-фаянсовые производства на Урале в первой половине XIX века действовали помимо Екатеринбурга в Шадринске, Нижнем Тагиле, Перми.

Гончарная традиция продолжается и сегодня в творчестве отдельных мастеров и целых промыслов, в авторских изделиях и тиражных промышленных вещах, обращаются к ней самодеятельные художники и детские студии. Очевидный аспект интереса к народному искусству, то, что рукотворная вещи призвана разрушать стандартность нашего окружения, внести в окружающую среду элемент непосредственного человеческого чувства.

Для сохранения своей суть человеку необходимо иметь в своём окружении вещи, рукотворного происхождения. Это один из путей реализации высочайшей ценности – межчеловеческого общения. Имея дело с вещами стандартными, созданными машиной, человек теряет ощущение собственного духовного богатства. Эстетика природного материала познаётся мастерами в их будничной практике, в процессе изготовления изделий. Свойство и возможности материала ощущаются резкой, воспринимаются глазами, пробуждая в душе мастера желание творить. На керамике легче всего пронаблюдать, как рождается пластический образ, объединяющий материальную и духовную суть изделия.

Ручной труд мастера сочетает в себе различные стороны человеческой деятельности. Проявляя в неразрывном целом способность человека чувствовать и творить, работать и радоваться, познавать и учить других, труд такого мастера наиболее полно реализует в себе целостного человека. Создатели керамических изделий, как правило, универсалы. Они много знают о глине, её составе и свойствах, умеют пользоваться гончарным кругом, умеют достигать необходимых температур в печах для обжига, владеют тайной изготовления поливы, словом, это художники и технологи одновременно.

Также на сайте:



Кашинная керамика

Большая группа керамики называется кашинной. Кашин представляет собой белую пористую керамическую массу. На него наносились в основном прозрачные и цветные глазури. Светлая кашинная керамика делала рисунок ярким, а глазури глубокими, как бы светящимися изнутри.

Эффект этот усиливался тем, что применявшаяся на кашинных сосудах полива стекала по дну и застывала на нем толстым слоем. В результате получался контраст между поверхностью округлых стенок чаши, где слой поливы был тонким и легкий рельеф черепка выделял основные линии орнамента, и толстым гладким слоем стекла на дне, под которым мерцали краски росписи. Керамисты учитывали этот эффект и придавали ему особый художественный смысл.



Роспись ангобами

Ангоб — это глина, разведенная до консистенции сметаны. Цветными ангобами расписывают изделия, имеющие самое разнообразное назначение: посуду, подсвечники, броши, кулоны, бусы и многое другое. Ангобы различных цветов можно получить двумя способами. Первый способ — подобрать природные глины, которые после обжига окрашиваются в разные цвета. Натуральные ангобы имеют приглушенную окраску.