Символика русской печи



Дом, жилище в представлении наших предков были повторением мира. Потолок простирался над избой, как небо, подполье казалось подземным царством, устье печи напоминало то древний алтарь со священным огнём, то вход в ад. Мир казался чужим и страшным, а дом обжитым и своим. Чтобы снаружи не влетела в дом нечистая сила, двери крестили – рисовали мелом или сажей кресты, а окна закрывали ставнями. Нельзя было находиться на границе между тем и этим миром – сидеть на пороге, здороваться или прощаться через порог.

Печь играет особую символическую роль во внутреннем пространстве дома, совмещая в себе черты центра и границы. Как вместилище пищи или домашнего огня, она воплощает собой идею дома в аспекте его полноты и благополучия и в этом отношении соотнесена со столом. Поскольку же через печную трубу осуществлялась связь с внешним миром, в том числе с тем светом, печь сопоставима с дверью и окнами. Печная труба это специфический выход из дома, предназначенный для сверхъестественных существ и для контактов с ними: через неё в дом проникают огненный змей и чёрт, а из него вылетают наружу ведьма, душа умершего, болезнь и т.п.

Символическую функцию печь выполняет и в том отношении, что в ней готовится пища, т. е. природный продукт превращается в культурный объект, а дрова в свою очередь превращает в пепел и дым, восходящий к небесам.

Разные символические значения печи актуализировались в зависимости от обрядового контекста. Если в свадебном и родинном обрядах она символизировала рождающее женское лоно, то в похоронном – дорогу в загробный мир и даже царство смерти.

В обряде перепекания ребёнка печь символизирует и могилу, смерть, и рождающее женское лоно, причём засовывание ребёнка в тёплую печь призвано убить болезнь и возродить уже ребёнка здорового.

Когда заглядывали в печь, вернувшись с похорон, то таким образом хотели избавиться от страха перед покойником и тоски по нему; когда тоже совершала невеста, входя в новый дом, то считалось, что этим она выражает пожелание, чтобы умерли родители жениха.

На Украине, в Белоруссии и в Польше было принято, вынув хлеб из печи, положить туда одно, два или три полена. Это делали для того, чтобы по ним на том свете, перейти через пекло. Когда кто-нибудь уходил из дому, печь закрывали заслонкой, чтобы ему повезло в пути и его не поминали лихом оставшиеся дома.

Любой странник, совсем чужой человек, становился своим, стоило ему обогреться у очага. Его защищали как родного. Нечистая сила не смела приблизиться к огню, зато огонь был способен очистить что-либо осквернённое. В присутствии огня считалось немыслимым выругаться: Сказал бы тебе… да нельзя: печь в избе!

Русская сваха, явившаяся сватать невесту, непременно протягивала руки к печи, грея ладони, в какое бы время года это не происходило: тем самым она призывала огонь себе в союзники, заручаясь его поддержкой. Невесту, в свою очередь, прятали за печью во время сватовства. Считалось, что под печью живёт домовой – хранитель домашнего очага.

Нередко печь фигурирует в народных сказках: Емеля разъезжал на печи по городу, богатырь Илья Муромец много лет просидел на печи. И это далеко не всё, что можно сказать о печи. Интересных примеров великое множество. Догадлив крестьянин, на печи избу поставил, - гласит русская пословица. Действительно, печь – душа крестьянского дома.

Без печи нет избы: само слово изба произошло от древнего истба, истопка. Избой изначально называлась отапливаемая часть дома. Русская печь кажется настолько неотъемлемой, исконной национальной принадлежностью нашего народа, что некоторые авторы исторических романов не задумываясь помещают её в интерьер избы, например, IX века. Между тем печь прошла путь не менее длинный, чем сама изба, и на этом пути не раз меняла свой облик, приспосабливаясь к нуждам людей.

Несомненно, древнейшие предки славян, как и другие первобытные племена, варили пищу и грелись вокруг обычных костров. С переходом к осёдлости и основательным жилищам костры переселились под крышу и обрели постоянное место в доме. Так появились очаги, выложенные камнями. Однако коэффициент полезного действия очага не велик: чтобы поддерживать в доме тепло, требуется слишком много дров. Поэтому с течением времени открытый очаг начал превращаться в печь. Печь лучше нагревала дом и дольше сохраняла тепло, да и в отношении пожара была куда безопасней.

Печи появились у наших предков достаточно рано, чему немало способствовали суровые зимы. Исследователи считают, что уже в VI веке славяне в подавляющем большинстве пользовались печью, а не очагом.

Археологические находки свидетельствуют, что на всей тогдашней территории расселения восточных славян конструкция печи оставалась примерно одинаковой. Это была печь-каменка вроде тех, что и сегодня ещё можно встретить в старых деревенских банях. Такие печи были невысокими, прямоугольной формы, размером, как правило, чуть больше 1х1м. Нижнюю часть печных стенок выкладывали из крупных камней, стараясь подбирать плоские. Для верха использовали камни помельче. Никакого связующего раствора не применяли. В ряде случаев замазывали щели между камнями глиной, смешанной с черепками битых горшков. Черепки были не от испорченной посуды, – нарочно разбивался новенький, целый горшок. Скорее всего это связано с магическими функциями печи, вообще огня, домашнего очага.

К сорту камня, впрочем, особых требований не предъявляли – брали тот, что оказывался под рукой: известняк, песчаник, гранит, иногда даже куски железной руды. Если же подходящих камней не находилось, вместо них использовали комья обоженной глины и строили из искусственных камней точно так же, как из природных.

Самый верх печи перекрывали большими плоским камнем, а когда такой камень не удавалось найти, - искусно выкладывали свод из небольших камней. В том случае, если свод получался достаточно ровным, на нем размещали глиняную жаровню.

На левом берегу Днепра (территория племени северян), а также на территории нынешней Румынии и Болгарии существовал ещё один вид печи. В этих местах основным жилищем была полуземлянка; так вот, печь возникала непосредственно при выкапывании котлована, её попросту вырезали в материковом останце. Учёные полагают, что эта традиция сложилась не позже VII века.

Печной свод был сплошным, дым выходил наружу, прямо в жилое помещение, через устье печи. Жилища с такими печами назывались курнами или чёрными, потому что на внутренней стороне крыши и на верхних венцах стен оседал толстый слой сажи. Из-за этого в славянских жилищах очень долго не делали потолков, так что при относительно небольшой площади курные избы были достаточно высоки, – по мнению некоторых исследователей, до 1,5 нормальных этажей. Это затем, чтобы поднимающийся кверху дым плавал, по крайней мере, выше людских голов и не ел глаза.

Местоположение печи определяло всю планировку жилища. Печь ставили обычно устьем в сторону входа, в правом углу, но были поселения, где предпочитали левый. Таких поселений не много, они являются скорее исключением. Угол напротив устья печи был рабочим местом хозяйки дома и назывался – бабий кут (угол).

Разожженная печь в зимнее время была одним из основных источников света, а важнейшим женским рукоделием в те времена было прядение. Сидя на лавке возле устья печи, женщина правой рукой вращала веретено, левой же сучила нить и, конечно, то и дело поглядывала в ту сторону. Если печь стояла слева от входа, свет падал неудобно для работы. Ещё в начале XX века в русской деревне было множество курных изб, в которых, словно полторы тысячи лет назад, работали у печи домашние мастерицы. Не случайно в словаре В. И. Даля изба с левосторонним расположением печи названа избой – неряхой за то, что в подобном жилище женщине не с руки прясть.

В VIII-X веках печи по-прежнему ставили в дальнем от входа углу, и правостороннее расположение преобладало. Однако время и народная смекалка внесли некоторое разнообразие в конструкцию печи. Каменки строили в прежних традициях, но наряду с ними появились и распространились печи, полностью вылепленные из глины. Чтобы мягкая глина в процессе битья печи не обваливались под собственной тяжестью, вначале делали плетёный каркас. Когда печь начинали топить, каркас выгорал, но в нём уже не было надобности, – глина обжигалась и затвердевала. Куски глины с отверстиями, оставшимися от выгоревшего каркаса, найдены при раскопках. Учёные указывают, что высота устья в таких печах была не более 20-30см – только всунуть полено. Для того, чтобы приготовить пищу в сводах печи делали отверстия диаметром около 20см. Разведя в печи огонь, в отверстия свода вставляли горшок и варили пищу, как на плите. Хлеб выпекался в специальных печах с широким устьем.

Выбор материала для печи (камня или глины) первоначально был связан с местными условиями, т. е. с наличием или отсутствием подходящего камня. Однако в VIII – X веках материал и форма печи (прямоугольная или круглая), появившаяся в Х веке стали зависеть большей частью от сложившихся в данном месте традиций, превращаясь в этнографический признак.

Глиняные печи, впервые возникшие на юге Руси, с течением столетий продвигались на север, постепенно увеличиваясь в размерах. Жители северных лесов, приверженцы каменок, стали совмещать камень и глину. К XII – XIII векам длина стороны прямоугольного основания этих печей достигала 1,2 – 2,0м, а то и более. Примерно в это же время в богатых жилищах южной Руси появляются и дымоходы. Вот только смотрели они не вертикально вверх, как у классической русской печи. Для дыма устраивали горизонтальный отвод: к отверстию в верхней части печи пристраивали доску, обмазанную глиной, а над ней размещали трёхсторонний опрокинутый желоб из обожженной глины. На севере дымоходы появились несколько позже. Но, так или иначе, подавляющее большинство древнерусских жилищ долгие века ещё оставалось по-чёрному.

Но курной избе были присущи не только сплошные недостатки. Уже говорилось о том, что чёрные избы имели значительную высоту. Это давало много места для дома наверху. Лишний объём не пропадал зря: к кровельным балкам подвешивали на просушку вещи, не боявшихся копоти и нуждавшиеся в периодической дезинфекции, чтобы не заводилась гниль (например, сети), а так же некоторые продукты, которым не вредило копчение. Для протопленной чёрной избы характерен сухой, тёплый воздух, дышалось там легко, потому что при топке изба волей-неволей проветривалась: приходилось раскрывать дверь. Курные избы очень редко отсыревали, к тому же прокопчённое дерево не гнило. И, наконец, черная беструбная печь требовала меньше дров по сравнению с белой, давала больше тепла.

Печь служила логовищем целому семейству, а от печи по верху под потолок приделывались полати. Курные избы были не только в городах, но и в посадах и в XVI веке в самой Москве. Случалось, что в одном и том же дворе находились и курные избы, называемые чёрными или подземными, и белые с трубами. У зажиточных крестьян, кроме изб, были горницы на подклети с комнатами, т. е. двухэтажные домики. В подклетях делались печи, и оттуда проводились во второй этаж нагревательные цениные тубы.

Сложить хорошую белую печь было делом не простым. Сначала прямо на земле устанавливалась опечье – небольшой деревянный сруб, служивший фундаментом печи. На опечье настилали доски, на которых выкладывалось днище печи – под. Над подом из камня или кирпича сооружался свод печи.

Русская печь со временем приобретала массу удобных приспособлений. Например, шесток – полочку перед устьем печи, на которой хозяйка могла держать в тепле приготовленную пищу. На шестке в сторонке сгребались раскалённые угли, предназначенные для следующей топки. В боковой стене печи делались неглубокие ниши – печурки, где обычно сушили мокрые рукавицы и лучину для растопки. В тёплом опечье в холодное время держали домашнюю птицу.

Русская печь – удивительное изображение. Каких только профессий она не знает. Главная из них – давать людям тепло, ведь мороз в 300 – не редкость на Руси. Печь – огромное каменное сооружение, занимавшее подчас чуть ли не четверть площади жилища. Она долго, несколько часов, протапливается, но нагревшись, держит тепло и обогревает помещение в течение целых суток.

В печи готовили пищу и она получалась удивительно вкусной и питательной. Секрет заключается в том, что жар печи распределяется равномерно и температура долго не меняется. Посуда с пищей не имеет прямого контакта с огнём, позволяя содержимому прогреваться со всех сторон равномерно, не пригорая.

Кроме того, в печи сушили грибы, ягоды, рыбу. На самой печи спали, постоянно мерзнущие, старики, а на пристроенных сбоку полатях – дети.

И, наконец, о самой экзотической функции русской печи. В ней крестьяне, не имевшие бани – парились. Эта процедура считалась на Руси лечебной. Для этого из печи после топки удаляли угли, внутри подметали, клали солому. Любитель попариться залезал в печь ногами вперед и ложился на солому. За ним закрывали заслонку. Парясь, похлёстывали себя берёзовым веником. Правда, обмываться водой приходилось уже в сенях.

Печь кормила, поила, лечила и утепляла. Она нужна была в любом возрасте, в любом состоянии и положении. Остывала печь только вместе с гибелью всей семьи или дома. Не удивительно, что печника чтили в народе не меньше, чем священника. Требовалось не малое умение, чтобы печь была: во-первых, не угарной; во-вторых, достаточно большой, чтобы было где полежать ребятам и старикам; в-третьих – жаркой, но не жадной, чтобы дров шло как можно меньше; в-четвёртых – чтобы дым не выкидывало во время ветра; в-пятых – чтобы была красива, миловидна.

О привлекательности внешнего облика печи заботились, пожалуй, не меньше, чем о нарядности одежды и бытовой утвари, хранившейся в доме.

В русском интерьере печь становится необходимой принадлежностью каждого жилого покоя, занимает в неё большое пространство, входит одновременно в архитектуру помещения и, наравне со шкафами и буфетами, всю обстановку. При декоративном оформлении интерьера – печь, естественно, играет роль одного из главных декоративных компонентов.

Также на сайте:



Керамика Древней Греции

Керамика Древней ГрецииНа VI-V века до нашей эры приходится взлет гончарного производства в Древней Греции. Изделия греческих мастеров до сих пор считаются классическим образцом керамики, хотя во многих регионах в разное время существовали свои оригинальные керамические школы и направления.

Древние греки были высокоодаренным народом. Среди различных открытий и искусств особое место занимают изготовление и роспись чрезвычайно разнообразной керамики. Благородная простота и изысканность форм, мастерство исполнения снискали греческой керамике заслуженную славу нормы и образца на многие века во всем мире.



Современное гончарство

Современное гончарствоСовременное гончарство немногим отличается от древнего производства керамики. Оно подразделяется на следующие стадии производства: поиск и заготовка исходного сырья; подготовка к формовке; изготовление формовочной массы; непосредственное конструирование изделий; обработка поверхности изделия; декорирование; придание изделиям прочности и влагонепроницаемости, сушка и обжиг изделия в печи.

Существуют два основных вида современных гончарных производств: заводы и производство керамики небольшими мастерскими.